May 9th, 2019

Radiance / Hikari / Сияние [2017]



Если вы еще не видели "Сияние" Наоми Кавасе, то и не смотрите, потому что смотреть на это больно  Я взялась за "Сияние" год назад и бросила, ибо в первых же экранных минутах вам начнут высасывать душу и слезки, показывая невероятной красоты душевной и наружной девушку, работающую аудиодескриптором, то есть озвучивающую фильмы для совсем незрячих и слабовидящих людей. На одном таком кинопоказе ей предстоит познакомиться с фрустрированным недавно ослепшим (немного он все же видит пока) фотографом. НЕмогущий примириться с постепенной неизбежной потерей зрения фотограф привык видеть мир отчетливо, видеть его и сквозь объектив своего фотоаппарата, теперь он страдает, пребывая в глубочайшей депрессии и отчаянии.
Око камеры порой улавливает то, что недоступно увидеть человеческому глазу, человеческий глаз подчас и слона не приметит. Наблюдение общения нашей парочки не менее мучительно, чем смотрение на то, как слепец потерянно блуждает средь уличной толпы, как он падает, поскользнувшись на каких-то помоях. Как он плачет, и в этот самый момент его закрытое наглухо израненное сердце открывается той, чья жалость ему, как и любому гордому - но надломленному - человеку, не нужна. Он молча сжимает ее хрупкую, тоненькую руку в полупустом и сияющем вечернем вагоне метро, руку, которую так долго отшвыривал, отталкивал..и может быть даже ненавидел ее владелицу за сострадание. В этой сцене нет ни слова, но слова здесь совершенно ни к чему. Как аудиодескрипторы, мы сами себе вербализируем все видимое: "Не смотри на меня жалостливым взглядом, просто будь со мной рядом. Мы встретились именно тогда, когда были нужны друг другу. Возможно наши пути вскоре разойдутся. Но ты останешься в моей памяти, останешься частью меня навсегда". Вообще, слово "сияние" применимо ко всему в этом фильме: к человечности и человеку, излучающему свет; к комнате, где повсюду солнечные зайчики, которых всевидящий больше не видит; Radiance - название альбома с изумительными работами фотографа, альбом - символ сияющего славой, успехом прошлого, к которому нельзя вернуться, будущее сияет как чистый лист, как посмертный свет в конце тоннеля, как надвигающаяся совершенно новая жизнь, внушающая ужас и желание исчезнуть; зависли в воздухе маленькие стеклянные призмы, проходя сквозь которые солнечные лучи рождают радужные блики. Почему-то мне вспомнилась Бьорк, Триер и Танцующая в темноте. Героиня Бьорк смирилась со своей слепотой, что наступала, как и у героя Кавасе, медленно и неотвратимо. Накамори (фотограф) не может смириться. Здесь вроде бы и нет триеровских страстей и братоубийств, но тот же ужас овладевает нами. Героиня Бьорк поет: "я видела все, что могла; все, что хотела. Видела все лучшее в этом мире, и мне больше не страшно. Пускай я никогда не увижу Ниагарского водопада и Великой китайской стены, я не беспокоюсь по этому поводу нисколько. Все стены велики, если крыша не едет и не падает, а водопад - что ж, я видела воду, а водопад - это просто вода, вот и все. Эмпайр Стэйт Билдинг, Эйфелева Башня? Мой пульс был так же высок на моем первом свидании. Я видела все. И здесь больше не на что смотреть". А Кавасе отвечает: "Есть на что!"...Можно смотреть и не видеть. Можно иметь слух и зрение, но сердцем быть глухим, черствым, не видя того, как погибает кто-то около тебя, как загибается мир. Можно быть нелюдимым, несчастным слепым, но понимать, чувствовать гораздо острей и больше, чем все счастливые зрячие индивиды.

I've seen it all
I've seen the dark
I've seen the brightness
In one little spark
I've seen what I chose
And I've seen what I need
And that is enough
To want more would be greed
I've seen what I was
And I know what I'll be
I've seen it all
There is no more to see...


Сюжет:
Collapse )
Кадры [и тут еще]:
Collapse )