January 20th, 2019

Фагот [2018]



Посмотрела не без интереса, так же, как целесообразно смотреть на бессмысленные существования и трепыхания большинства людей, убивающих свое время...тратящих себя на всякую дребедень - будь то человек или занятие.
Неплохой фильм, который по сути не является фильмом, а является пошлой, но местами довольно любопытной, видеоисторией, снятой на пошлый айфон. Трудно понять, как может человек, впитавший заветы киноклассиков, снимать подобный хлам. А, может, и не впитавший?) Просто вообрази, что мусор, раз уж он возымел наглость появиться, нужно кидать не на тротуар, не на (в) головы случайных прохожих, а в урну, а потом его стоило бы уничтожать или перерабатывать во что-то полезное. Просто вообрази, что будет, если твой мусор вдруг исчезнет с лица Земли? Словно бы его и не было никогда. Да ничего не будет. Никто не заплачет, не омрачится и не взгрустнет. Но мир станет чуточку чище. лол. А в финале, оклейменный педиком человек (человек ли?), избавившийся посредством мерзковатой лжи от человека (с которым вроде бы жил, которого когда-то любил, то есть сам же выбрал того человека, жертву бишь), действительно оказывается тем самым педиком. Вот это откровение! Вот это игра воображения! На фоне этой "феерии мысли" даже незатейливые твисты нашего "Турецкого седла" (2017) кажутся верхом изобретательности. При всей унылости и предсказуемости там хотя бы были драки, яичные скорлупки в банке и интересный (маниакальный) типаж главгероя.

Рисовые люди / Neak Sre [1994]



Шедевр камбоджийского мастера Ритхи Паня. Ни за что не поверишь, что на экране суровая проза действительности, документальная лента бишь. Оказывается, фильм по сути является адаптацией повести малайзийского писателя Шахнона Ахмада. Уж не знаю, о чем там повесть, но фильм - квинтэссенцией всех великих страданий и малых радостей, культурных и моральных ценностей простого люда. И о рисе, как том реальном и в тоже время сакрально-мифическом предмете, на котором бытие камбоджийского народца зиждется. На экране мы видим лагерь и семью (потерявшую в борьбе за жизнь кормильца) камбоджийских беженцев. Когда детей спрашивают, откуда берется рис, они отвечают: "из грузовиков ООН". Эти дети никогда не видели рисового поля. Итак, глава многострадального и многоглавого семейства умирает, а у вдовы от горя и отчаяния едет стремительно крыша. Вся деревня пытается совладать с ее всевозрастающим безумием, утихомирить и облегчить ее мучения.
Collapse )