Лето [2018]
deankorrl
ТЕПЕРЬ Я НЕ СПЛЮ С ТВОЕЮ ЖЕНОЙ, И ТЫ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ ДРУГ


«Лето» Кирила Серебренникова – написанная портвейном, ревностью, коммуналками и дождем история зарождения ленинградского рок-н-ролла

Камера следует за двумя ребятами с гитарами сквозь пронизанный светом строй черно-белых сосен и мы оказываемся на песчаном берегу Финского залива, где летом 1981 года играет, выпивает, купается и дурачится недавно окончившая школы ленинградская молодежь. 26-летний Майк Науменко (Роман Билык) в неизменных черных «авиаторах» выглядит тут совсем уж патриархом советского рока; пришедший же на тусовку 19-летний лохматый новичок Виктор Цой (южно-корейский актер Тео Ю) тянет на самоуверенного падавана в поисках сэнсея.



«Лето» Кирилла Серебренникова, сюжетно располагаясь в начале 80-х, эстетически и драматургически уходит в советский кинематограф 60-х годов. Уже в эпизоде ночного купания голышом возле полыхающего на ветру костра всплывают воспоминания о похожей сцене в «Андрее Рублеве». Майк Васильевич, облученный рок-н-роллом исследователь панка и альтернативы, расщепляет на атомы тексты Velvet Underground и Blondie, а Виктор Цой шагает с его женой Натальей (Ирина Старшенбаум) по Ленинграду с чашкой кофе в руке.

Классический для советских фильмов лирический любовный треугольник из жизни хороших людей накладывается в «Лете» на историю смены поколений полуподпольных музыкантов, по иронии судьбы и рока также отдающую другим классическим жанром нашего киноэкрана – производственным фильмом. Начинающий передовик рок-производства Цой, зазнавшись, выбежит из студии Андрея Тропилло с жалобами на несовершенство техники, но тут же вернется обратно, получив нагоняй от опытного мастера цеха Науменко, призвавшего его добиться результата имеющими под рукой инструментами – ржавеет необработанный резцом металл, незаписанным песням плохо и одиноко в голове сочинителя.

Любовный треугольник же в конечном итоге вырулит на территорию ранних школьных мелодрам 70-х Сергея Соловьева. Временами мне казалось: ещё немного и герои станут обращаться к друг по фамилиям, и может даже кто-то воскликнет «Загремухина!» – отношения в среде музыкантов отдают совсем не рок-н-рольным томлением репетиций школьного ансамбля. Наталья попросит у Майка разрешения поцеловать Витю, Витьку, Витеньку, и Майк разрешит и благородно уйдет после концерта бродить по ночному Питеру, прятаться в телефонную будку от внезапного ливня, слушать пьяные жалобы женщины из Владивостока (Елена Коренева), заплутавшей в «Лето» то ли из какого-то французского фильма «новой волны», то ли из «17 мгновений весны». Пьяный и растроенный полковник рок-н-рольной разведки Науменко идет на флэт к Бобу без своей молодой жены и ничто не выдает в нем рокера – ни черные очки, ни длинные волосы, ни шлейф песен группы «Зоопарк», волочащийся у него за спиной.



Еще одна фирменная фишка 60-х – разрушение «четвёртой стены» между актерами и зрителем, акцент на постановочность, введение музыкальных номеров с наложенной поверх героев анимацией, появление фигуры лохматого и небритого Скептика из нашей хипстерской реальности. Скептик будет комментировать похожесть-непохожесть Цоя, учить Науменко врубать электричество как Боб Дилан в Ньюпорте в июле 1965-го и устраивать прочий «Айболит-66». Иногда эти кунштюки даже оборачиваются и против самих авторов фильма – не понятно, пошутила ли Марьяна нарисовав на руке Цоя свой номер телефона 212-85-06 или это пошутили за неё они сами.

И, честно говоря, когда унылые советские граждане в электричках, везущих их куда они хотят, и в троллейбусах, идущих строго вдоль белой полосы, начинают подпевать песням Talking Heads и Игги Попа, это производит впечатление великолепно срежиссированного и изобретательно разукрашенного, но неуместного институтского капустника, пытающегося примирить душную и обшарпанную советскую реальность, в которой нигде и никогда не было места этим самым песням, с бунтующим внутренним миром нон-конформистской юности.

А советская реальность показана в фильме во всем ее доисторическом убожестве и настоящей социалистической нищете. Коммунальная кухня с пыльными окнами и овощной консервацией между рамами, заставленная мебелью и посудой. Дореволюционный камин давно забывший про свое предназначение в захламленной комнате Майка и Натальи. Лента столовского транспортера с грязной посудой, над которой вьется оптимистичная песня советского ВИА, отражающаяся от выложенных белых кафелем стен. Вечно обвисший в промежностях хлопок типовых трусов, этикетка полумесяцем на горлышке пивной бутылки, сороковаттная нехватка тусклого света, лабиринты выкрашенных масляной краской лестничных переходов, гигантское панно с вдумчиво пишущим очередной мемуар Леонидом Ильичом, пыльные шторы изукрашенных лепниной концертных залов, трехлитровые банки вместо пепельниц, кривые газетные стенды. За исключением несоветской электрички с алюминиевыми полками и сиденьями из кожзаменителя, материальная среда фильма несет в себе точный и поэтичный подход авторов к её реконструкции.

Серебренников в лице московского журналиста Троицкого задает неприятные вопросы. Можно ли поставить лениградских рокеров в один ряд с Дэвидом Боуи и Марком Боланом? Вот уже и сам Майк томится своей местечковостью, перебирая западные пластинки, и Цой поет своему учителю песни поддержки про посаженное дерево. Русский рок – русским роком, но время показало, что англоязычная музыка всегда будет востребована больше тех, кто поет песни на родном языке. Но вот к Серебренникову, разговаривающему на интернациональном языке киноискусства вопросы есть.

В «Лете» мы получили во многом фотографически верный портрет города и поколения рок-клуба с его недалеким комсомольским начальством. Билык создает практически чеховский по полутонам образ музыканта, подавленного тем, что ушлый, точеный пришелец вырубает его блюз-роковый вишневый сад своей драм-машинкой, но благородно передающего эстафету. Портовый же, хулиганистый Ленинград гопников, таксистов и фарцовщиков, официантов, вышибал и проституток, детей проходных дворов, Обводного и Купчино почти не виден в «Лете». А ведь именно этот практически капиталистический мегаполис и потребовал новой музыки, настоянной на лучших зарубежных образцах. В концертном же зале сплошь одухотворенные лица, больше подходящие для какого-нибудь поэтического вечера в Политехническом музее.

Нет в фильме и конфликта музыкантов со средой, в которой они воспитывались и выросли. Цой и Науменко озабоченно перебирают импортные диски, но совершенно непонятно, почему они и их соратники по движению будут так вдохновлены остановками друзей у пивных ларьков, зарплатой инженера на сотню рублей и молчанием их поколения по коммунальным углам. Вряд ли стоило описывать музыкантов лишь как поэтов не от мира сего, бродячих артистов периодически впадающих в эффектный хэппенинг, а их девушек – либо как романтичных школьниц, либо как ушлых менеджериц, кующих их эффектные облики.

То же можно сказать и про работу молодых актеров, научившихся разговаривать с трогательно-задушевными, сбивчивыми интонациями, почерпнутыми у таких ветеранов как Евгений Миронов и Михаил Ефремов, но не понимающих, что это всего лишь оттенок в характерах исполняемых ими ролей.

Фильм «Лето» великолепно снят оператором Опельянцем, уверенно чувствующим себя как в многофигурной композиции квартирника, так и в томном городском пейзаже и остром крупном плане. Молодежь вложила в фильм всю свою накачанную летним солнцем энергию и природную харизму. Остается лишь вопрос – почему театральный режиссер столь равнодушен к драматургическим просчетам и замазывает сюжетные пустоты музыкальными номерами? История непролитых слез, несложившейся любви и поставленных на кон музыки, романтики и протеста, так эмоционально и не раскручена до конца.

© Bleek Magazine. Текст: Станислав Лукьянов.

Goodbye Christopher Robin [2017]
deankorrl


Wild At Heart [1990]
deankorrl
2-13.jpg(без названия)
Read more...Collapse )

Dark Crimes [2016]
deankorrl


Read more...Collapse )

Турецкое седло [2017]. Кадры
deankorrl

Read more...Collapse )

Будапештские сказки / Budapesti mesék [1976]
deankorrl

Bizalom / Confidence [1980]
deankorrl

Черновик [2018]
deankorrl

Read more...Collapse )

2 (or 3) Perfect Shots: Deadpool 2
deankorrl


Terminal [2018]
deankorrl


Тот факт, что конченых оказалось сразу две штуки, не спас эту историю (засасываемую полтора часа всё глубже и глубже в болото), но сделал сей скромный сюжетец чуточку изящней. А какой был потенциал, какой феерический актерский состав! Какая Марго Робби! Однако ж, при наличии столь мутной и неказистой истории, которую в действительности не сложно разыграть (а, может, и сложно...при понимании того, что вляпался в провальный проект), все без исключения (ну кроме порочных девиц на пилонах) умудрялись фальшивить, переигрывать свыше положенного в неположенных местах, то и дело не попадать в ноты и выглядеть подчас более чем нелепо-неловко, как, к примеру, неподражаемый (когда-то) "Остин Пауэрс",Read more...Collapse )

2 (or 3) Perfect Shots: Cry-Baby [1990]
deankorrl

Read more...Collapse )

тавосиво
deankorrl


П. Вяземский - Того-сего

Того-сего пленительную смесь
Всегда люблю, везде желаю;
Однообразием скучаю,
И за столом прошу и здесь
Того-сего.

Старик Вольтер дар угождать имел
Царям, философам, повесам,
Он рассыпался мелким бесом
И кстати подносить умел
Того-сего.

Фирс жил в гостях; теперь домком живет,
Фирс, верно, получил наследство?
Нет! Он нашел вернее средство:
В суде устроился насчет
Того-сего.

Куда как пуст Лужницкого журнал!
Какой он тощий и тяжелый,
Ни то ни се в тетради целой,
Хотя он в ней и обобрал
Того-сего.

Смотрите: льстец в сенях у бар больших,
Вертится он, как флюгер гибкой,
Торгует вздохами, улыбкой,
Всегда придерживаться лих
Того-сего.

И сам Творец, дав волю процветать
Злым, добрым, хмелю и крапиве,
Хотел, чтоб на житейской ниве
Пришлося нам поиспытать
Того-сего.

Дюжина никотиновых монахинь
deankorrl


Из недавних смотров и поисков на бескрайних просторах интернетов насобиралась внезапно небольшая кучка киношных монахинь с сигаретами и каннабисом. Напомню на всякий случай, что в исламе курение строго запрещено. Католическим священникам дозволено практически всё, в том числе и курение, в православии - курение под запретом. И по этому поводу анекдот:
Read more...Collapse )

heart disease
deankorrl


Представители подлинных человеконенавистников, мизогинистов, ксенофобов и расистов очень обижаются, когда их клеймят "мизогинистом, ксенофобом и расистом". Они оскорбляются до изнеможения, когда кто-то подносит зеркало к их лицу. Манипулируя ведомой толпой слепых обожателей, изображая поруганную жертву и обвиняя во всех смертных грехах внезапно появившегося обидчика, - ткнувшего их пуховым рыльцем в собственное неказистое отражение в зеркале, в отраженный образ ранимого и надломленного человека, скрывающегося под маской неумолимого циника, - они принимаются заламывать руки, голосить и заявлять с некоторой долей иронии, дескать обидчик сам и есть всамделишный мизантроп и осквернитель честей и достоинств всех присутствующих...или всей человеческой расы. Опасаясь выдать свою уязвимость и быть отвергнутыми, они испытывают животный страх при мысли, что, прозрев, от них отвернётся даже то единственное малое общество, которое приняло их - из жалости ли, из сострадания, сочувствия ли или же из чувства солидарности, а, может быть, даже восхищения (в силу своего непроходимого тугоумия или склонности к заблуждениям) - в свой круг со всеми их пороками-несовершенствами-изъянами. Раз мы ненавидим что-либо, значит, принимаем это близко к сердцу. (Мишель де Монтень)

Naqoyquatsi
deankorrl

Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account